Содержание

Закон Яровой с 1 июля 2018 года

Закон Яровой с 1 июля 2018 года
Закон Яровой с 1 июля 2018 года

С 1 июля 2018 года начали действовать новые положения пакета законов Яровой.

Хотя вступление в действие данных норм отложили почти на 2 года, после формального начала действия законодательного акта выяснилось, что он, как и раньше, невыполним по техническим причинам.

Закон Яровой с 1 июля 2018 года: какие нормы стали формально работать с начала месяца, по каким причинам не работают, как данный закон отразится на людях.

 pixabay.com

Что такое пакет законов Яровой-Озерова

Работа 6-го состава Госдумы стала наиболее скандальной за историю современной России. 6-я Дума – это та, которую избирали на выборах в декабре 2011 года. Масштабы подтасовки итогов ания и наглость фальсификаций в первый раз заставили выйти на улицы столь большое количество протестовавших людей.

Конец 2011 – начало 2012 гг. явились временем «белоленточного протеста», протеста интеллигенции и среднего класса крупных городов. Власти всерьез озаботились данными движениями и принялись закручивать гайки.

6-й состав Госдумы, осознающий собственную нелегитимность, активно штамповал порой невообразимые и заранее невыполнимые законы, просто-напросто призванные защищать действующий режим от нарастания протестных настроений.

Пакет законов Яровой-Озерова явился ярким примером репрессивных законов, принятых 6-м созывом Думы.

В закон Яровой входят 2 документа, посредством которых вносились поправки в уголовный, уголовно-процессуальный кодексы, и в ряд федеральных законов России.

Общий смысл данных поправок – ужесточение наказания по ряду статей УК и:

  • дополнительные причины для запрета на выезд/въезд в страну,
  • уголовная ответственность за недоносительство о преступлениях,
  • право силовиков на чтение электронной переписки.

1 июля 2018 года вступили в действие нормы закона Яровой, подразумевающие:

  • хранение операторами связи записей телефонных переговоров, всей переписки и всех направленных одним пользователем другому интернет-файлов в течение полугода,
  • хранение операторами связи технических сведений о фактах телефонных звонков и передачи информации в течение 3 лет,
  • доступ к этим сведениям работниками МВД/ФСБ/СВР/ФСО/ФСИН/таможни по решению суда.

По сути это значит, что операторы обязаны записывать все разговоры по мобильному/городскому телефонам,  всю смс-переписку/переписку в интернете, все отправленные ые сообщения/фотографии и пр.

Формальная причина ведения подобного закона – борьба с терроризмом/экстремизмом. Общеизвестно, что под экстремизмом в практике нашей страны как правило понимают любое недовольство существующей властью и любую, в том числе справедливую, критику чиновников. Под личиной борьбы с терроризмом Госдумой приняты законы, дающие возможность устраивать в стране точечные политические репрессии.

С 1 октября 2018 года должны заработать еще более безумные нормы закона Яровой. Интернет-операторы обязаны будут хранить в течение 1 месяца все данные, скачанные/отправленные любыми пользователями.

 pixabay.com

Почему новые нормы закона Яровой по факту так и не заработали

Пакет законов Яровой-Озерова, кто бы их ни писал в действительности (бытует мнение, что эти люди лишь формальные авторы), придумывали абсолютно некомпетентные люди.

После принятия закона в 2016 году вдруг выявилось, что технических возможностей, позволяющих хранить столь громадные объемы данных, не существует ни в нашей стране, ни в мире.

Понятно также, что одной из настоящих причин принятия подобного закона могла являться необходимость гарантировать многомиллиардные заказы нужным фирмам, которыми владеют те, кто близок к высокопоставленным чиновникам.

В России существует всего 7 организаций, которые выпускают оборудование, подходящее для хранения данных операторами связи. В руководстве всех данных фирм случайных людей нет. Однако загвоздка заключается в следующем – ни одна из них все еще не представила сертифицированное оборудование, дающее возможность начать действовать новым нормам закона Яровой с 1 июля 2018 года.

Но проблема не в самих данных фирмах – Россвязь не аккредитовала испытательные лаборатории, обязанные сертифицировать оборудование.

Скорее всего, к концу года лаборатории аккредитуют и начнется сертифицирование данного оборудования. Операторов связи вынудят начать закупать это оборудование.

 pixabay.com

Как вступившие 1 июля 2018 года нормы закона Яровой отразятся на россиянах

Все банально и просто – услуги связи станут дороже. На хранение подобных объемов данных, предполагаемых законом Яровой, необходимы громадные технические ресурсы.

Специалисты в сфере мобильной связи оценили, что за 6 месяцев (срок, в течение которого операторы обязаны хранить все разговоры и данные) пользователи в России совершают:

  • 700 миллиардов минут телефонных разговоров,
  • 50 миллиардов смс-сообщений,
  • передается 6 эксабайт (6 миллиардов гигабайт) интернет-данных.

Еще больше данных скачивается и передается пользователями через интернет. По факту операторы станут хранить не столько интернет-странички, просмотренные пользователями, и не их переписку по почте, а многократно скачанные с торрент-трекеров фильмы и сериалы в высоком качестве.

Операторами связи так оценены примерные расходы на исполнение закона Яровой:

  • Почта России потратит 500 миллиардов рублей на закупку оборудования, а затем будет тратить 100 миллиардов каждый год на его поддержку,
  • другие логистические компании – порядка 180 миллиардов рублей,
  • мобильные операторы – примерно 2,2 триллиона рублей (по их оценкам) при общей доходности за 1 год в 1,7 триллиона,
  • социальные сети MailRu Group («», «») – до 130 миллиардов рублей.

Все расходы понесут сами организации. А так как они зарабатывают исключительно на оказании собственных услуг, то в итоге за все придется платить обычным гражданам.

По оценкам сотовых операторов и независимых экспертов, чтобы выполнить закон Яровой, мобильные операторы должны поднять стоимость услуг практически в 3 раза. Цена проводного интернета же может стать выше в 13-14 раз.

Естественно, самим операторам и провайдерам невыгодно поднимать тарифы и не хотят они этого делать. Может быть, рост и не будет столь большим, однако о развитии той же сети покрытия мобильной связи надо будет позабыть очень надолго.

Еще одна серьезная проблема в российских реалиях – как надежно будут защищены данные. Одно, если на рынке продаются персональные данные граждан, в том числе паспортные данные, номера телефонов и пр.

Это очень неприятно и опасно, однако применить подобную информацию для прямого шантажа и множества иных преступлений вряд ли выйдет. Совсем иное, если возникнет рынок, где будет возможность покупки телефонных разговоров одного конкретного человека.

Кто будет приобретать подобные сведения и как их применять затем, если такой рынок возникнет – очень интересная тема.

Что изменилось с 1 июля 2018 года?

Закон Яровой с 1 июля 2018 года

На этой неделе россияне в очередной раз проснулись в другой реальности.

Мы уже писали о том, что государство к 1 июля придумало много способов залезть гражданам в карман, и часть из них — повышение тарифов ЖКХ или увеличение акцизов на сигареты — уже начала действовать.

Но бумажником россиян дело не ограничивается: теперь власти хотят знать все, о чем вы говорите, и интересуется всем, на что вы тратите деньги.

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Операторы связи и интернет-провайдеры будут хранить текстовые и ые сообщения, а также аудио- и визуальную информацию российских пользователей в течение шести месяцев, а при необходимости передавать данные спецслужбам. Доступ к переписке по решению суда смогут получить МВД, ФСБ, ФСО, СВР, ФСИН и таможня. Сведения о фактах передачи информации будут храниться по три года.

Как работает на самом деле
 

На текущий момент вступили в силу нормы для операторов сотовой сети, а также для организаторов распространения информации, в котором находятся порядка ста ресурсов. Если прежде они были обязаны предоставлять спецслужбам лишь метаданные, то теперь — содержание переписки и звонков.

«Мы как общество не можем проконтролировать, в каком объеме и по какой процедуре эти данные будут предоставляться спецслужбам, — отмечает глава Роскомсвободы Артем Козлюк. — Весь интернет-трафик окажется под контролем с 1 октября, но провайдеры и операторы по-прежнему недоумевают, как собирать и хранить огромные объемы данных.

До сих пор нет сертифицированного оборудования для этого, да и стоить оно будет очень дорого».

Реализовывать закон планируется за счет самих операторов связи. Согласно подсчетам, на его исполнение в течение пяти лет «Мегафон» потратит 35–40 миллиардов рублей, VEON — 45 миллиардов рублей, МТС — 60 миллиардов рублей. Эксперт уверен, что возвращать вложения провайдеры и операторы будут за счет покупателей.

«Могут вырасти тарифы. А возможно, произойдет скрытый рост цен на услуги. Например, ограничат пакеты услуг, уменьшат скорость интернета, количество доступных гигабайт или минут на звонки. Таким образом операторы попробуют уменьшить потребление трафика, чтобы хранить как можно меньше информации», — поясняет Козлюк.

Как должно работать
 

Все работники бюджетной сферы, госслужащие и студенты смогут получать зарплату только на национальную карту «МИР» или счета, не привязанные ни к каким картам. Если же к зарплатному счету привязана другая карта, то в течение 10 дней работнику предложат получить деньги наличными. По истечении данного срока средства вернутся в бюджет.

Как работает на самом деле
 

Банк УРАЛСИБ уже сообщил своим клиентам из числа бюджетников и студентов о том, что их карты международных платежных систем Visa и MasterСard с 1 июля будут заблокированы. Взамен банк выпустил для таких клиентов карты «МИР» и порекомендовал «своевременно» забрать их в отделении. Не исключено, что примеру УРАЛСИБа могут последовать другие банки.

В то же время национальные карты не позволяют проводить многие финансовые операции, отмечает финансовый омбудсмен Павел Медведев. В частности, ими нельзя оплатить квартплату онлайн. «Я лично не могу понять, зачем нужна эта карта, если зарплата приходит на банковский счет, а каким образом я снимаю деньги — совсем другой вопрос», — говорит он.

Повсеместное внедрение карт «МИР» приведет к многочисленным жалобам, так как люди привыкли пользоваться интернет-платежами, но «вся эта история советская, и сопротивляться ей бесполезно», добавляет Медведев. Омбудсмен надеется, что в потоке других более насущных проблем банки «забудут» о возложенной на них задаче.

Как должно работать
 

Еще одно новшество в банковской сфере — сбор данных граждан, а именно голоса и изображения лица, для Единой биометрической системы (ЕБС). На первом этапе система начнет работать в 400 банковских отделениях в 140 городах России.

К концу 2019 года — во всех. Между тем к системе по запросу будут иметь доступ правоохранительные органы, в частности МВД и ФСБ.

К слову, именно силовики хотели быть оператором биометрической системы, но было принято решение передать эти функции «Ростелекому».

Как работает на самом деле
 

Не стоит забывать, что банки уже вовлечены в процедуру контроля за гражданами. Например, во внесудебном порядке они могут блокировать счета подозреваемых в экстремизме, в том числе за репост в социальных сетях.

Кроме того, наличие системы ЕБС создает новые возможности для мошенничества. Теперь злоумышленники могут сдать свои данные по документам другого человека, а утечка клиентских данных станет возможна не только из самих банков, но и биометрической системы.

Как должно работать
 

В конце сентября в силу вступит закон о штрафах за выдачу ссылок на запрещенные в России сайты.

Физических лиц будут штрафовать на сумму от трех до пяти тысяч рублей, должностных — от 30 до 50 тысяч, а юридических придется заплатить от 500 до 700 тысяч.

Кроме того, провайдеров обяжут предоставлять Роскомнадзору данные о владельцах средств обхода блокировок. В противном случае придется заплатить от 10 до 30 тысяч рублей, а юрлицам — от 50 до 300 тысяч.

Как будет на самом деле
 

Поисковикам будет тяжело фильтровать выдачу ссылок на все запрещенные сайты, считает руководитель Роскомсвободы, но все законы по регулированию интернета в стране, как правило, применяются выборочно и вручную. «Пока сложно сказать, кто именно пострадает и каким образом новшество отразится на этом секторе бизнеса.

Сейчас идет фаза подготовки подзаконных актов, которые прояснят, как именно будет происходить контроль и будет ли какая-то система контролировать недоблокировки, — говорит Козлюк.

— Я могу еще представить, что хостера, зарегистрированного в России, можно штрафовать, а вот какой-нибудь голландский хостер, например, не будет выплачивать штрафы по требованию российских ведомств».

Как должно работать
 

Российские организации и предприниматели, занимающиеся торговлей, теперь обязаны использовать кассовую технику с автоматической передачей данных в налоговые органы. За нарушение закона предполагается штраф в размере от 100 тысяч рублей для ИП до 30 для организации, а при повторном нарушении закрытие сроком на 90 дней.

Согласно закону, ряд категорий бизнеса сможет обходиться вообще без кассы. Это касается торговли на борту самолета, оплаты поездок в транспорте и торговли с помощью вендинговых аппаратов.

Как это будет на самом деле
 

Первая волна массового перехода на онлайн-кассы прошла год назад, напоминает заместитель исполнительного директора по правовым вопросам и экспертизе «Опоры России» Иван Ефременков. Сейчас кассовые аппараты вынуждены устанавливать те, кто прежде был от этого освобожден.

«По сравнению с прошлым годом понадобилось проводить более широкое информирование предпринимателей. Конечно, не все успели, а значительная часть сознательно не стала устанавливать онлайн-кассы в надежде, что закон их не коснется.

Но если сравнивать с прошлым годом, то сейчас малый бизнес спокойнее относится к требованиям закона. Нет искусственного завышения цен на кассы и сопутствующие услуги, как это наблюдалось ранее.

Тем более предприниматели могут получить налоговый вычет в размере 18 тысяч рублей за установку каждой кассы», — поясняет Ефременков.

Как должно работать
 

Все финансовые операции застройщики теперь будут вести только через счета в банках, установленных правительством.

Доступ к средствам дольщиков застройщик сможет получить только после сдачи ключей от дома. Если пока переход на эскроу-счета является добровольным, то уже в 2019-м норма коснется всех девелоперов.

В случае если стройка будет остановлена, покупатель сможет вернуть свои деньги через банк.

Как будет на самом деле
 

Закон, призванный сократить число обманутых дольщиков, приведет к серьезным изменениям на рынке, предупреждают представители отрасли.

Девелоперы будут вынуждены весь период строительства использовать кредитные средства банков, стоимость которых составляет порядка 15–16%, говорит генеральный директор Level Group Кирилл Игнахин. Это неизбежно приведет к росту цен на квартиры.

Кроме того, на рынке останется преимущественно готовое жилье, стоимость которого дороже строящихся аналогов.

Пакет Яровой вступил в силу 1 июля. В чем суть и как теперь быть?

Закон Яровой с 1 июля 2018 года
10.07.2018

1 июля россияне пристально следили за футболом, а потом безудержно праздновали выход в четвертьфинал Чемпионата мира нашей футбольной сборной.

В этот день наверняка многие из нас эмоционально обсуждали прошедшую игру, но многие ли задумались, что эти разговоры были записаны? Ещё полгода наши крики, всхлипы, слова гордости и благодарности будут храниться на серверах мобильных операторов – даже если мы забудем о них на следующий день.
Всё дело в том, что в один день с матчем с испанцами произошло другое, менее заметное событие: в силу вступила заключительная часть нашумевшего когда-то «пакета Яровой». Почему этот закон породил волну недовольства, перевернёт ли он российский интернет (а может, всю российскую жизнь) и что теперь нужно знать перед отправкой сообщения – обо всём этом расскажем в нашем материале.

Что положили в этот «пакет»?

Впервые о законе Яровой заговорили ещё в апреле 2016 года.

Тогда депутат Госдумы от «Единой России» Ирина Яровая и ныне подзабытый сенатор от той же партии Виктор Озёров внесли на рассмотрение в парламент пакет поправок, якобы призванных защитить граждан от терроризма.

Некоторые положения законопроекта оказались настолько радикальными, что были убраны из окончательной редакции: например, предлагалось лишать гражданства осуждённых за терроризм и запретить выезд из страны людям, которые не погасили судимость по статьям за экстремизм.

Законопроект вызвал огромный общественный резонанс. Петиция против его принятия на портале change.org собрала более 600 тысяч подписей, а на официальном сайте РОИ меньше чем за месяц были набраны 100 тысяч , необходимые для рассмотрения обращения Открытым правительством.

По стране прошла серия протестных митингов, а эксперты интернет-отрасли заявляли о настоящей катастрофе, которая ждёт рунет в случае принятия закона. Обычные пользователи не остались в стороне – злополучный пакет стал поводом для издевательских видео и множества мемов.

Не шурши!

Тем не менее, закон прошёл 3 чтения в Госдуме, получил одобрение Правительства и Совета Федерации, а 7 июля того же года пал последний бастион – его подписал российский президент Владимир Путин. Большая часть поправок вступили в силу меньше чем через 2 недели – 20 июля. В их числе:

  • Уголовное наказание за «недоносительство», оправдание терроризма в соцсетях, «склонение» к массовым беспорядкам, введение статьи за «международный терроризм»;
  • Увеличение сроков наказания по «экстремистским» статьям, уменьшение возраста ответственности по ним до 14 лет;
  • Проверка перевозчиками любых посылок на наличие запрещённых предметов;
  • Запрет миссионерства для незарегистрированных организаций и запрет проповедей вне церквей, кладбищ и других специально предназначенных мест;
  • Предоставление так называемых «ключей шифрования» данных силовым структурам по решению суда.

Наиболее жаркие споры разгорелись касательно пункта о хранении трафика пользователей. Изначально планировалось хранить звонки, сообщения, метаданные о них (то есть информацию о совершённых звонках и сообщениях) и весь интернет-трафик в течение 3 лет.

Однако выяснилось, что это требование неисполнимо – в мире нет таких вместительных серверов, Россия не производит достаточно электричества для их питания, а затраты на реализацию оценивались в пять триллионов рублей (для сравнения – в 2015 году вся интернет-отрасль заработала 1,7 триллиона рублей, а доход федерального бюджета России составил 14,7 триллионов рублей). В итоге было решено:

  • С 1 июля 2018 года хранить все телефонные звонки, СМС-сообщения и метаданные о них в течение полугода;
  • С 1 октября того же года операторам связи хранить переписку, видео- и аудиофайлы и персональные данные пользователей в течение месяца. Ежегодно срок хранения необходимо увеличивать минимум на 15%, постепенно доведя его до полугода.

Как закон Яровой повлияет на нашу жизнь?

Но что же сулит новый закон обычным людям, как мы с вами? В первую очередь, говоря о нём, вспоминают о подорожании интернета. Первые подтверждения появились уже в июне этого года: большинство российских провайдеров подняли расценки в среднем на 10%.

Операторы преподнесли это завуалированно: дескать, не только цены повышаем, но и скорость на вашем тарифе. Учитывая, что хранилища данных по закону нужно будет увеличивать ежегодно, такие индексации, видимо, станут привычными.

Кроме того, нужно быть готовыми к постепенному удорожанию или отмене безлимитных тарифов: всё-таки операторам влетает в копеечку именно объём нашего трафика.

Прогнозировалось и существенное подорожание почтовых пересылок. По расчётам «Почты России», оснащение всех её 42 тысяч отделений специальными рентгеновскими установками для требуемого досмотра посылок обошлось бы в полтриллиона рублей.

В качестве компромиссного варианта перевозчик предлагал принимать все посылки в открытом видео, однако это всё равно не решило бы проблемы доставки товаров из-за границы: никто же не будет (или хотя бы не должен) вскрывать коробку с отправленным из Китая телефоном.

В итоге положение о досмотре отправлений действует уже два года, а внутренние правила пересылки ни «Почты России», ни других частных компаний существенно не поменялись. Фактически норма закона просто не исполняется.

Однако подорожание услуг – далеко не единственное негативное следствие «пакета Яровой». В июне российская компания МФИ-софт (ранее она производила оборудование для Роскомнадзора) представила расценки на сертифицированные дата-центры для операторов. Стоимость сервера, позволяющего хранить трафик 7-8 тысяч абонентов, оценили в 37 млн. рублей.

Фактически это несколько годовых доходов, собранных с таких абонентов. И если крупные федеральные операторы, имеющие другие источники дохода, ещё могут найти эти деньги, то небольшим региональным провайдерам просто негде одномоментно взять такую сумму. Зарубежные аналоги оборудования по закону использовать тоже нельзя.

Фактически это может означать разорение небольших провайдеров и монополизацию рынка, при которой крупные операторы будут скупать у локальных их абонентскую базу.

Подобный сценарий сделает наш интернет на шаг ближе к китайскому: несколько крупных операторов гораздо легче контролировать, особенно если вдруг понадобится отключить российский сегмент интернета от мирового.

Наконец, закон Яровой отразился на работе некоторых сервисов на территории России. Теперь любая компания, использующая в работе своего приложения какой-либо протокол шифрования, должна будет по решению суда предоставить органам безопасности некий «ключ», который позволит получить доступ к переписке и другим данным пользователя.

Именно это положение закона стало поводом для блокировки в России мессенджера Telegram (кстати, не забудьте подписаться на наш «заблокированный» канал). Причем представители сервиса даже были готовы предоставить ФСБ саму переписку подозреваемых в терроризме, но спецслужбам были нужны именно «ключи».

В общем, продолжение истории вы знаете.

Так, и что теперь делать?

Не стоит обольщаться, будто бы закон Яровой нужен только для обеспечения нашей безопасности. Борьба с экстремизмом понимается нашими силовиками уж очень широко. К примеру, мать-одиночка Екатерина Вологженинова получила год обязательных работ за посты «», поддерживающие украинских военных.

Инженер Андрей Бубеев был приговорён к двум годам и трём месяцам колонии-поселения за два репоста оппозиционных статей. А блогера Руслана Соколовского, игравшего в храме в Pokemon Go, и вовсе внесли в список террористов и экстремистов, заблокировав все его банковские счета.

В общем, есть повод подумать о том, как не оказаться в подобной ситуации.

Ещё во время обсуждения законопроекта Яровой многие провайдеры говорили о бесполезности переданных данных – мол, 80% трафика в сети всё равно зашифровано, и он будет только занимать место. Это чистая правда.

Большинство современных сайтов (и наш в том числе) работают по защищённому протоколу https. Если вы зайдёте на такой сайт, провайдер сможет узнать только о факте подключения к нему – и всё.

То, что вы читаете именно эту статью, а не выбираете ребёнку самокат, никто не узнает.

Но если вы хотите, чтобы никто не знал даже, на какие сайты вы заходите, а весь ваш трафик был зашифрован, вам стоит воспользоваться VPN. В этом случае товарищ майор увидит только, как вы подключились к серверу где-нибудь в Нидерландах или в Гонконге.

Помимо шифрования трафика VPN имеет и другое важное преимущество – он позволит вам пользоваться заблокированными в России сервисами и сайтами (Telegram, опять же).

Самих VPN-сервисов на рынке чрезвычайно много, большинство их весьма недорогие, а некоторые и вовсе бесплатные; об их видах и особенностях мы ещё расскажем вам в отдельной статье (очень скоро).

Однако VPN не спасёт вас, если ФСБ потребует доступ к вашим данным у посторонней компании, а не у провайдера. Так называемые «Организаторы распространения информации» из реестра Роскомнадзора тоже должны хранить ваши данные в течение полугода. В этом списке есть:

  • «»;
  • «»;
  • сервисы Mail.Ru (почта, облако и др.);
  • «Яндекс» (почта и облако);
  • менее популярные сервисы и сайты.

Если вы пользуетесь какими-то продуктами из реестра ОРИ, будьте готовы к тому, что по решению суда ваши файлы и переписки окажутся в руках спецслужб.

Возможно, вам стоит использовать эти сервисы аккуратнее и не доверять им какую-то личную информацию; это касается и разговоров по телефону и SMS.

Либо имеет смысл отказаться от таких ресурсов в пользу тех, которые ещё не находятся в реестре: Google, , Viber и других.

Ваша переписка будет в полной сохранности, если вы пользуетесь мессенджером с end-to-end шифрованием: такая технология позволяет передавать данные на телефон собеседника в обход серверов компании. Эта функция реализована, например, в WhatsApp, секретных чатах Telegram и звонках «».

В общем, госпожа Яровая и российские власти сильно повышают нашу интернет-грамотность и даже прививают важную привычку: в интернете тоже нужно предохраняться. За это, наверное, даже стоит их поблагодарить. А мы, кстати, расскажем ещё много интересного и полезного о технологиях в России и во всём мире, так что подписывайтесь на канал Дзен, Telegram-канал и рассылку Inspector Gadgets!

Закон Яровой с 1 июля 2018 года

Закон Яровой с 1 июля 2018 года
Закон Яровой с 1 июля 2018 года

С 1 июля 2018 года вступили в силу очередные положения так называемого пакета законов Яровой.

Несмотря на то, что вступление в силу новых норм было отложено практически на два года, после формального начала действия закона обнаружилось, что он по-прежнему невыполним чисто технически.

Закон Яровой с 1 июля 2018 года — какие нормы начали формально работать в начале этого месяца, почему они не работают в реальности, как может отразиться на карманах россиян этот закон в будущем.

Что такое пакет законов Яровой-Озерова

Период работы шестого созыва современной Государственной Думы стал самым скандальным в истории России. Дума шестого созыва — та самая, что была избрана на выборах декабря 2011 года. Масштаб подтасовки результатов ания и беззастенчивость, с которой происходили фальсификации, впервые вывел на улицы такие огромные толпы протестующих.

Конец 2011 — начало 2012 года стало временем так называемого “белоленточного протеста”, протеста интеллигенции и среднего класса больших городов. Власть серьезно испугалась этого движения и начала усиливать репрессии. Шестой созыв Думы, понимающий свою нелегитимность, активно выпускал порой безумные и невыполнимые законы, которые должны были защитить политический режим от роста протестов.

Пакет законов депутата Яровой и сенатора Озерова стал одним из самых ярких примеров репрессивных законов, принятых шестым созывом Госдумы.

Закон Яровой состоит из двух документов, с помощью которых были внесены поправки в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, а также некоторые федеральные законы Российской Федерации.

Общая суть этих поправок — ужесточение наказания по некоторым статьям УК, а также:

  • дополнительные причины для запрета на выезд из России и въезд в страну,
  • уголовная ответственность за недоносительство о преступлениях,
  • право силовых органов на чтение электронной переписки.

1 июля 2018 года вступили в силу нормы закона Яровой, которые подразумевают:

  • хранение операторами связи записей телефонных разговоров, всей переписки и всех отправленных одним пользователем другому интернет-файлов в течение 6 месяцев,
  • хранение операторами связи технической информации о фактах телефонных звонков и передачи информации в течение 3 лет,
  • доступ к этим данным сотрудниками МВД, ФСБ, СВР, ФСО, ФСИН и таможни по решению суда.

Фактически это означает, что операторы обязаны записывать все наши разговоры по сотовому и городскому телефону,  всю смс-переписку и переписку в интернете, все отправленные одним пользователем другому ые сообщения или фотографии и т.д.

Формальная причина появления такого закона — борьба с терроризмом и экстремизмом.

Известно, что под словом экстремизм в российской практике обычно понимается любое недовольство действующей властью и любая, даже справедливая, критика любого, включая самого мелкого, чиновника.

Под предлогом борьбы с терроризмом Дума приняла законы, которые позволяют устраивать в России точечные политические репрессии.

С 1 октября 2018 года должны начать работать еще более безумные нормы закона Яровой. Интернет-операторы должны будут хранить в течение месяца все данные, которые скачал или отправил любой пользователь.

Почему новые нормы закона Яровой фактически так и не начали работать

Пакет законов Яровой-Озерова, кто бы их ни писал на самом деле (есть мнение, что указанные люди являются только формальными авторами), составляли люди совершенно некомпетентные.

После принятия закона в 2016 году внезапно выяснилось, что технических мощностей, которые позволяли бы хранить такие огромные объемы данных, нет не только в России, но и вообще в мире.

Разумеется, одной из реальных причин появления такого закона могла быть необходимость обеспечить многомиллиардными заказами нужные компании, принадлежащие людям, близким высокопоставленным чиновникам.

В России есть семь компаний, производящих оборудование, которое подходит для хранения данных операторами связи. В руководстве всех этих компаний случайных людей быть не может. Но проблема в том, что ни одна из этих компаний до сих не представила сертифицированное оборудование, которое позволило бы начать работать новым нормам закона Яровой с 1 июля 2018 года.

Проблема, правда, не в самих этих компаниях, а в том, что Россвязь не аккредитовала испытательные лаборатории, которые должны сертифицировать оборудование.

Вероятнее всего, к концу года лаборатории будут аккредитованы и начнут сертифицировать оборудование для хранения данных. Операторы связи будут вынуждены приступить к закупке этого оборудования.

Как вступившие 1 июля 2018 года нормы закона Яровой отразятся на россиянах

Достаточно просто — услуги связи вырастут в стоимости. Хранение таких объемов данных, которые предполагает закон Яровой, требует огромных технических ресурсов.

Специалисты отрасли сотовой связи оценили, что за шесть месяцев (срок, в течение которого должны храниться все разговоры и отправленные данные) российские пользователи совершают:

  • 700 миллиардов минут телефонных разговоров,
  • 50 миллиардов смс-сообщений,
  • передается 6 эксабайт (6 миллиардов гигабайт) интернет-данных.

Еще большие объемы данных скачивают и передают пользователи интернета. Фактически операторы будут хранить не столько те интернет-странички, которые посмотрел пользователь, и не его переписку по электронной почте, а тысячекратно скачанные с торрент-трекеров фильмы и телесериалы в высоком разрешении.

Операторы связи оценили приблизительные расходы на выполнение закона Яровой следующим образом:

  • Почта России должна потратить 500 миллиардов рублей на покупку оборудования, а затем тратить по 100 миллиардов ежегодно на его поддержку,
  • другие логистические компании — около 180 миллиардов рублей,
  • сотовые операторы — около 2,2 триллионов рублей (по их собственным оценкам) при совокупной доходности за один год в 1,7 триллионов,
  • соцсети MailRu Group (“”, “”) — до 130 миллиардов рублей.

Все эти расходы должны понести сами компании. А поскольку они зарабатывают только на оказании своих услуг, то в конечном счете за все заплатят простые россияне.

По оценкам не только самих сотовых операторов, но и независимых экспертов, для исполнения закона Яровой сотовые операторы должны увеличить стоимость своих услуг почти в три раза. Стоимость проводного интернета и вовсе должна вырасти в 13-14 раз.

Понятно, что самим сотовым операторам и интернет-провайдерам невыгодно повышать тарифы и не хочется этого делать. Возможно, рост окажется не таким значительным, но о развитии той же сети покрытия сотовой связи придется забыть на много лет вперед.

Еще одна крупная проблема в российских условиях — насколько данные будут защищены. Одно дело, когда на рынке продаются персональные данные россиян, включающие паспортные данные, номера телефонов и т.д.

Это очень неприятно и опасно, но использовать такую информацию для прямого шантажа или многих других преступлений вряд ли получится. Другое дело, когда появится рынок, на котором можно будет купить телефонные разговоры конкретного человека.

Кто будет покупать такую информацию и как ее использовать в дальнейшем, если подобный рынок появится — вопрос как минимум любопытный.



Что будет с интернет-провайдерами после 1 июля 2018 года — пакет Яровой

Закон Яровой с 1 июля 2018 года

31.01.2017 | Владимир Хазов

С 1 июля 2018 года вступают в силу новые нормы хранения трафика операторами связи, определенные в антитеррористическом «пакете Яровой», который был подписан Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным 7 июля 2016 года.

Новые законы, включенные в пакет, обязывают операторов хранить метаданные пользовательского трафика до трех лет, а весь трафик – до шести месяцев.

Пакет Яровой

Пакет Яровой (также называют законом Яровой) состоит из двух законов, направленных на усиление борьбы с терроризмом:

  • Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности»;
  • Федеральный закон от 6 июля 2016 г. № 375-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности».

Эти дополнения вносят поправки в действующее федеральное законодательство по нескольким направлениям: полномочия правоохранительных органов, требования к операторам почтовой связи, регулирование религиозно-миссионерской деятельности и, что для нас имеет наибольшее значение, новые требования к операторам связи и интернет-проектам.

Согласно пакету, с 1 июля 2018 года изменяются требования к хранению трафика пользователей и метаданных операторами связи и интернет-провайдерами. Сравним с тем, что и сколько необходимо хранить сейчас.

Объект храненияСейчасС 1 июля 2018 года
Весь трафик пользователей: текстовые сообщения, ая информация, изображения, звуки, видео-, иные электронные сообщенияНе обязаны записывать и хранитьОбязаны записывать и хранить сроком до 6 месяцев
Метаданные:
сведения о фактах приема, передачи, доставки сообщений и звонков
Обязаны записывать и хранить только сведения о фактах соединения в течение 6 месяцевОбязаны записывать и хранить сроком до 3 лет

Однако относительно хранения всего трафика есть оговорка: «Порядок, сроки и объем хранения указанной в настоящем подпункте информации устанавливаются Правительством Российской Федерации». Закон устанавливает полномочия Правительства Российской Федерации, а не конкретно срок, и вместо 6 месяцев он может быть всего 24 часа.

Сколько стоит выполнить требования пакета Яровой и кто за это заплатит

Для примерного подсчета затрат на хранение всего пользовательского трафика достаточно умножить ширину канала оператора на срок хранения и узнать стоимость хранения такого объема данных (аренда системы хранения или строительство своего дата-центра). Например, при ширине канала в 50 Гбит/с ежедневно необходимо будет записывать на диски 540 000 Гб (527 Тб) – не сложно оценить размеры и стоимость системы хранения, которая позволит накопить весь объем трафика за 6 месяцев.

Операторы связи и крупные интернет-провайдеры считают, что затраты на строительство инфраструктуры хранения таких огромных объемов данных будут сопоставимы с доходами за несколько лет работы. Без принятия мер со стороны правительства и увеличения тарифов самими операторами связи их работа станет убыточной и компании будут вынуждены прекращать свою деятельность.

«Вымпелком» оценил создание системы сбора и хранения информации для всех операторов примерно в 2 трлн рублей (каждый оператор потратит не менее 200 млрд рублей), «Мегафон» оценил свои затраты в 230 млрд рублей.

Возросшие расходы операторы связи смогут компенсировать только повышением тарифов. В России стоимость «безлимитных» тарифов на связь и интернет одна из самых низких в мире, например у оператора t-mobile она стартует с 40 долларов (около 2500 рублей) в месяц за 3 Гб трафика и неограниченное общение.

В настоящий момент сложно спрогнозировать реальный размер повышения тарифов, но, по предварительным оценкам, рост может быть двух-трехкратным по сравнению с текущими ценами. Это значит, что за доступ к сети Интернет с мобильного телефона придется ежемесячно платить около 1000 рублей.

С другой стороны, такая стоимость приведет к уменьшению числа абонентов широкополосного доступа в сотовых сетях, а значит, к еще большему снижению прибыли операторов.

Как смягчить негативные последствия пакета Яровой

В первую очередь, Правительство РФ может отсрочить вступление в силу законов с поправками. Это даст операторам связи время на строительство вычислительных мощностей для хранения таких объемов данных, а также на проведение других мероприятий, связанных с ценообразованием и дополнительными опциями.

Также власти могут проработать предложение генерального директора «МегаФона» Сергея Солдатенкова о введении налога в размере 1% от прибыли для операторов связи на строительство государственных центров обработки данных и хранение в них всего собираемого трафика.

По словам заместителя министра связи и массовых коммуникаций Алексея Волина, сокращение объема хранимой информации в 10 раз поможет реализовать законопроекты с минимальным ущербом для операторов связи.

Значительную долю пользовательского трафика составляют онлайн-видео, торренты, игры и другой трафик, который не представляет интереса для правоохранительных органов с точки зрения осуществления оперативно-розыскных мероприятий и защиты от терроризма.

По словам вице-президента по корпоративным и правовым вопросам МТС Руслана Ибрагимова, сокращение трафика на 80 % снизит затраты на реализацию закона до 400 млрд рублей – эта цифра сопоставима с ежегодной выручкой оператора. Представитель «Вымпелкома» Анна Айбашева считает, что выполнение аналогичных мероприятий в их сети сможет сократить затраты на реализацию закона в 2,5 раза, что также все еще превышает годовую выручку компании.

Для выполнения предварительной фильтрации и классификации трафика многие операторы связи и интернет-провайдеры уже имеют технические средства – системы глубокого анализа трафика (DPI). Такие комплексы способны автономно определять типы данных, которые несут важность для долгосрочного хранения, и, внеся соответствующие поправки в законы, можно с помощью таких систем отсеивать лишний трафик.

По словам представителя отечественного разработчика системы глубокого анализа трафика СКАТ DPI компании VAS Experts Алексея Алексеенко, операторы уже давно внедряют системы глубокой фильтрации и управления трафиком, которые способны по-разному тарифицировать определенные его виды (онлайн-видео, торренты, социальные сети, видеозвонки, мессенджеры и т. п.). Такие системы есть у МТС, «Вымпелкома», и они уже сейчас могут начать фильтровать трафик и оптимизировать затраты на обработку и хранение.

Что будет с интернет-провайдерами после 1 июля 2018 года?

Для реализации поправок пакета Яровой требуются огромные финансовые средства. Закон может иметь очень негативные последствия для многих интернет-провайдеров, вплоть до их банкротства.

Чтобы этого не произошло, необходим диалог между государством и представителями рынка услуг связи, совместный поиск такого пути реализации требований к хранению данных, который не разорит операторов и потребителей услуг.

Борьба с терроризмом и защита своих граждан – важная функция государства, но ее осуществление не должно вредить развитию бизнеса. Выход можно найти, но для этого надо предпринимать совместные усилия.

Более подробную информацию о реализации функции предварительной фильтрации трафика с помощью систем глубокого анализа DPI вы можете получить у специалистов компании VAS Experts.

Подписывайтесь на рассылку новостей блога, чтобы не пропустить новые материалы.

в социальных сетях